Алла Тарасова : Неугасимая Звезда

< Гроза >

Напишите мне


Алла Тарасова в роли Катерины

Гроза

1933 г ., СССР, 85 мин. ч/б, игровой, "Союзфильм" (Ленинград), По одноименной пьесе Александра Островского
Фильм восстановлен в 1965 г. на к/с "Мосфильм"
25.03.1934 выпуск на экран

Режиссер Владимир Петров
Сценарист Владимир Петров (автор сценария)
Оператор Вячеслав Горданов
Художник-постановщик Николай Суворов
Композитор Владимир Щербачев
Звукорежиссер Иван Дмитриев

В ролях:
Алла Тарасова, Иван Чувелев, Варвара Масалитинова, Ирина Зарубина, Михаил Царев, Михаил Жаров , Михаил Тарханов, Екатерина Корчагина-Александровская, Степан Крылов и др.


Призы и премии
1934 МКФ в Венеции (Кубок одному из шести лучших фильмов - Владимир Петров)

********************************

Оператор фильма В. В. Горданов вспоминает: «С Катериной мы были, если можно так выразиться, в «цейтноте». Времени до начала съемок оставалось мало, а ее все не было. Мы уже провели несколько проб на эту роль, в том числе и очень интересные пробные съемки двух замечательных актрис того времени, но так и не решились на ком-нибудь остановиться. Сейчас мы с нетерпением ждали приезда Аллы Константиновны Тарасовой, актрисы МХАТа.

Однажды меня срочно попросили зайти в гримерную. Я понял, что произошло что-то интересное.

Из зеркала на меня смотрели огромные, какие-то необычайно глубокие и лучистые глаза. Они сразу пленяли, приковывади к себе, и трудно было от них оторваться. «Вот он, ключ к Катерине»,— невольно подумал я, вглядываясь в покрытое пока только общим тоном прекрасное лицо. Пробные съемки носили несколько поспешный характер, и приступить сразу же к работе над образом Катерины мы так и не смогли, а должны были ограничиться своего рода общей «пристрелкой». Однако уже и эти первые пробы были настолько убедительны, что вопрос о кандидатуре на эту роль был сразу же решен.

Теперь, когда, как выразился Петров, «Катерина нашей мечты», та Катерина, которую мы до сих пор вынуждены были видеть только «духовным оком», кончилась и перед нами стояла вполне реальная, во плоти и крови Алла Константиновна Тарасова, к счастью, очень близкая к нашим замыслам, мы наконец получили возможность подойти к работе над ключевым образом нашей картины, по существу, определявшим собой все прочее,— образом Катерины».

В конце июня 1933 года состоялась первая натурная съемка. «Последний взгляд в аппарат. Солнце почти ушло за горизонт. Его низкие лучи задели листья ветки, перекрывшей верх кадра, и скользнули по глади нашей Волги. Небо вверху кадра стало почти темным. Пора снимать.

Высокая женская фигура в темном шелковом платье. Белый платок. Прекрасное одухотворенное лицо. И глаза! Огромные, бездонные, трепетные...

Пейзаж как-то погас и встал на свое место. Катерина как бы вписалась в Волгу. Как неделимое целое. В самый высокий, самый трагический момент своей жизни. Такая, какую мы хотели увидеть, в которую поверили...»

Сцена прощания Катерины с Борисом, «...сцена невероятного внутреннего напряжения, невероятной боли, осуществленная за счет огромного мастерства Аллы Константиновны,— пишет Горданов.— Я никогда не забуду этой съемки. Алла Константиновна от казалась от репетиций. Она сразу же вошла в кадр, и я увидел Катерину — ту самую, которую мы впервые увидели во время свидания с Борисом, а потом на Волге в сцене «Летать». Но сейчас она была перед нами в самый горький, самый страшный час своей жизни. Сколько раз мне пришлось смотреть эту сцену на экране, и всегда сердце мое сжималось от боли, когда я слышал мольбу: «Возьми меня с собой»,— или ее слова, когда Борис пытается подойти к ней, уже уходящей: «Не надо, не надо...» — отстраняющий жест рукой и уход в туманную глубину. Сколько невероятной муки во всем этом. А ее полные слез глаза... Никогда больше не приходилось мне снимать таких настоящих, таких искренних слез, как, впрочем, и многого другого, что мы с Аллой Константиновной делали, казалось бы, так легко. Хорошо мне было работать с этой большой актрисой, всегда такой вдохновенной и вместе с тем такой точной и дисциплинированной. Вероятно, я высказывал это довольно часто, так как даже через семь лет, во время съемок картины «Маскарад», Николай Дмитриевич Мордвинов, с которым мы на редкость дружно работали, сказал мне однажды: «Для тебя Тарасова просто какой-то эталон актерского мастерства...»

На съемке этой сцены произошел случай, первый и единственный в моей жизни. Я был настолько захвачен, настолько ошеломлен актерским исполнением, что просто забыл, что стою за аппаратом и снимаю. Пришел я в себя только тогда, когда Алла Константиновна вдруг удивленно взглянула на меня, улыбнулась сказала: «А ведь все...»

(Кинооператор Вячеслав Горданов, с. 116—117)

*********************************

Замечательный фильм. Достоверный, тяжелый, грустный. Роль у Аллы Константиновны немногословная, но эмоционально насыщенная, требующая напряженной внутренней работы. Говорят в основном глаза. Глаза Мадонны. Они просто переполнены мучительными переживаниями, невыразимым страданием. Ее Катерина, как ни "замыленно" это звучит, предстаёт сильной и цельной натурой. Истинно верующая, искренняя женщина, такая живая, такая современная в своих душевных терзаниях. Именно современная. Таких женщин - смелых, сильных, самостоятельных - можно встретить сейчас, но вот в те времена и в той среде такие натуры были поистине редкостью. Столько нереализованных сил, столько духовной красоты видится в ней. Не зря Н.А. Добролюбов назвал Катерину "лучом света в темном царстве". Таким лучом она и смотрится в своем бездуховном окружении, которое, надо отдать должное режиссеру, вырисовано красочно, живописно, колоритно.

Глядя на ее молчаливую Катерину, можно уверенно предположить, что Алла Тарасова могла бы стать явной звездой немого кино. Но нам повезло: она снималась в звуковом, и мы теперь можем не только видеть ее бездонные глаза, но и слышать ее неповторимый голос, такой узнаваемый, такой непохожий на все другие, такой глубокий, такой богатый оттенками и интонациями, в котором звучит всё: страсть, чувственность, мука, разочарование, жажда правды, счастья, обреченность, смертная тоска. В нескольких словах, в нескольких фразах - бесконечность, бездонность души актрисы.

И еще я сделала для себя маленькое открытие: я увидела, насколько схожи по замыслу сюжеты "Грозы" и "Анны Карениной". Замужняя женщина, несчастливая в браке, влюбляется в другого мужчину и изменяет мужу. Затем мучается, страдает, поскольку не может быть с любимым мужчиной. И в итоге - губит сама себя. Разница обусловлена, в основном, средой, в которой происходит драма. Одна драма разыгрывается в малограмотной купеческой среде. Другая разворачивается в высшем свете. Однако ни в той, ни в другой среде героине невозможно реализовать свое стремление к свободе и счастью. Что касается характеров героинь, их самоощущения, их отношения к своему "грехопадению", то изначально, в идее, у Островского и Толстого они очень похожи. И Катерина и Каренина мучаются своим грехом, испытывают угрызения совести, страдают из-за того, что нарушили церковные заповеди. Однако актерское решение в отношении этих изначально схожих характеров оказалось различным. Если Катерина у Тарасовой представлена в полном соответствии с замыслом драматурга, то Каренину она сыграла, уйдя от авторской трактовки.

********************************

Статья о фильме "Гроза"

Алла Тарасова в роли Катерины

Алла Тарасова в роли Катерины

Алла Тарасова в роли Катерины

Алла Тарасова в роли Катерины

Алла Тарасова в роли Катерины

Алла Тарасова в роли Катерины

Алла Тарасова в роли Катерины

Алла Тарасова в роли Катерины

Алла Тарасова в роли Катерины

Алла Тарасова в роли Катерины

Алла Тарасова в роли Катерины

Алла Тарасова в роли Катерины

Алла Тарасова в роли Катерины

Алла Тарасова в роли Катерины

Алла Тарасова в роли Катерины

Алла Тарасова в роли Катерины

Алла Тарасова в роли Катерины

Алла Тарасова в роли Катерины

********************************

Знаменитая "Кампанелла" Николо Паганини. Слово "Кампанелла" в переводе с итальянского означает "колокольчик". Однако не милый садовый цветок вдохновил великого и загадочного композитора на написание этого шедевра. Это произведение посвящено памяти итальянского мыслителя средневековья монаха Томмазо Кампанеллы, автора знаменитой коммунистической утопии "Город Солнца", погибшего в застенках инквицизии за свои убеждения.

Это музыкальное произведение не только потрясающе красиво, но еще и очень интересно. У композиторов-виртуозов есть такой редкий прием - музыкальный рефрен, в котором ритмично повторяется "зашифрованное" имя, чаще всего, имя человека, которому посвящено произведение. Так вот, в энергичных ритмических повторах "Кампанеллы" можно услышать, как рефреном звучит имя "Томмазо, Томмазо, Томмазо, Томмазо".

Кампанелла (Николо Паганини), играют Дмитрий Еремеев (скрипка) и Рита Еремеева (ф-но)

Кампанелла (Николо Паганини) в переложении для ф-но Ференца Листа, играет Антон Рубинштейн

*********************************


Copyright © 2007-2012 Алла Тарасова. All rights reserved