Алла Тарасова : Неугасимая Звезда

< Памятные места >

Напишите мне


Дача А.К. Тарасовой в Снегирях

Дача А.К. Тарасовой в Снегирях

Дача в Снегирях

Они жили на даче под Снегирями. Когда-то, во время наступления рвавшихся к Москве немцев, ее сожгли. Теперь пленные немцы отстроили ее заново.

Г.А. Скороходов / Двойная жизнь Аллы Тарасовой

Некоторые моменты истории Снегирей

Дачный поселок городского типа Снегири. Окрестности Снегирей - один из самых живописных районов Истринской земли. Красавица Истра протекает в 4 км южнее Снегирей. Ее довольно чистая вода и зеленые берега привлекают в летнее время многочисленных отдыхающих.

1941 г. Великая Отечественная война сломала размеренную жизнь. При отступлении армии был взорван завод и железнодорожный мост через речку Романовку. Почти все жители ушли вместе с войсками.

После освобождения Снегирей стали возвращаться на свои пепелища мирные жители, заработала пекарня, открылся магазин. Поселок стал постепенно залечивать раны, нанесенные страшной войной.

1946-1948 гг. Началась застройка Южной улицы. В 1948 г. на ней построил скромную дачу Герой Советского Союза ( 1940 г.) генерал-полковник Хренов Аркадий Федорович, участник гражданской, советско-финской (1939-1940) и Великой Отечественной войны.

Поселок постепенно электрифицировался.

В еловом лесу севернее Волоколамского шоссе заканчивалось строительство дач офицеров Военно-инженерной академии, прозванных "генеральскими дачами", вероятно, за большие земельные участки.

Из истории Снегирей

Особняки, разбросанные по всей территории и далеко отстоящие друг от друга, кажутся архитектурно удачнее, нежели главное здание. Во всяком случае, многие из них могли бы быть задником для "Вишневого сада", "Трех сестер" или для "чеховских" пьес Горького. Послевоенная нега, южная кровь диктатора и южная эстетика общества изобилия, каковым желала себя видеть сталинская Россия, а также южный нрав вотчины классики - Италии, заставляли зодчих строить дачки с южным изыском, несмотря на окружающий их вековой великорусский бор. Галереи с колоннами, долженствующие быть увитыми виноградом из "Итальянского полдня", ассимилировались: ныне на них сушатся березовые веники.

Отличие "Снегирей" от прочих подобных мест сталинской России в том, что, никогда не прирастая к своим постояльцам, не становясь чьей-либо собственностью или домом на долгие годы, они все еще живут и, можно быть уверенным, будут жить дальше, когда все изменится непредсказуемо. Здесь нет музейности. Переделкино, Абрамцево, поселки старых большевиков питаются былым прошлым, владыка полумира утянул их с собой в прошлое, не оставив выбора ни жертвам, ни героям. "Снегири" вышли из этого прошлого, не порвав с ним, но и не дав взять над собою власть. Но печать прошлого есть и на них: на библиотечном штампе в соответствии со сталинской (дореволюционной) орфографией читаем: "Снигири". Штамп этот ставят до сих пор.

Из статьи "Снегири. Уголок развитого..."

****************************

Алла Тарасова, 1971 год

Снегири на реке Истре

30 апреля 1959 г.

Алла Константиновна уехала на дачу. Собиралась там что-то сажать. Она любила возиться в саду, с удовольствием ухаживала за растениями. У нее на даче много цветов: особенно сирени и роз. Сирень Алла Константиновна высаживала из корзин, которые ей преподносили зрители. Одна аллея в саду даже называлась «Аллея подношений». (В шестидесятом году розы все вымерзли, и до последних дней Алла Константиновна все мечтала посадить три куста хороших роз, именно три —- красную, белую и желтую или розовую. Ей некогда было самой доставать саженцы, а те, что ей доставали,— не приживались.)

Алла Константиновна часто рассказывала о даче: что там цветет, что растет, что взошло. Она восхищалась природой и видами из окон дома. Особенно красивый вид был с балкона ее комнаты: поле, река Истра, заросшая кустами, за рекой на пригорке луг, опять поле, несколько избушек и дальше лес.

Ее всегда поражала тишина вокруг. Иногда во время прогулки она останавливалась и, к чему-то прислушиваясь, говорила:

— Ты только послушай — какая тишина... Необыкновенно!

5 августа 1964

В Снегирях.

— Ау, Лена! Иди сюда. А вот деревья, которые повалило давним ураганом. Такой был ужас! И весь ураган мы наблюдали с балкончика сверху: страшное зрелище. Березу на моих глазах сломало, как спичку! А вот посмотри, какой у меня жасмин огромный. Правда, красиво? А сирень посмотри, это все ваша…
Я очень люблю эту поляну: ели, дубы и трава.

Лена, пойдем ко мне, и я тебе прочту свою статью о гастролях в Лондоне. Ты хочешь послушать?

Поднялись наверх, вышли на балкон.

— Посмотри, какой вид отсюда, я очень люблю здесь сидеть: поле, река, луга, вдали эти избушки, лес и простор... Настоящая русская природа. А тишина какая, послушай. Здесь так хорошо! Я бы с удовольствием никуда отсюда не уезжала, но как-то хлопотно все, беспокойно, а мне надо отдохнуть, и подлечат меня в санатории.

В комнате Алла Константиновна села в плетеное кресло, надела очки, посмотрела на меня и стала читать.

Потом много говорили о театре, о «Вишневом саде» и «Без вины виноватых». Алла Константиновна хочет уговорить Орлова играть Нила Стратоныча: «У него должен получиться... Мне кажется, он сможет». Спрашивала меня, что я думаю о «Современнике» и о Ефремове. Сказала: «Он у них молодец». Рассматривала фотокарточки, которые я ей привезла, те, что вошли в диафильм о ней. Очень долго смотрела на себя — Грушеньку в «Братьях Карамазовых».

— Да... Грушенька. Хорошая фотография. Это называется: «все в прошлом». А это что? Это мы на премьере «Без вины». Володечка Ершов стоит... Громадина какая! Бедный... Лена, ты не можешь оставить мне какую-нибудь одну из этих?

Долго Алла Константиновна смотрела на фотографию сцены из спектакля «Хлеб». Говорила, что Хмелев «ненавидел эту роль, всегда ругался, когда лежал под плетнем связанный». Изобразила, как он сквозь зубы ругался.

Потом мы спустились вниз, пообедали и снова пошли в сад. Алла Константиновна играла с внуком, бегала, пела ему песенки, учила его играть в мяч. Пробовала играть в мяч со мной, но из этого ничего не вышло, так как Алла Константиновна била по мячу с такой быстротой и силой, что я не успевала его отбивать, и он улетал куда-то далеко.

— Ты как старушка играешь. Ну тебя.

Из воспоминаний Е.Ю. Морозовой, графика-иллюстратора, работника издательства "Стройиздат"

****************************

Дом на улице Немировича-Данченко

Дом на улице Немировича-Данченко

Квартира в доме 5/7 по ул. Немировича-Данченко (ныне Глинищевский переулок)

На месте снесенной церкви и домов причетников в 1930-х гг. был возведен огромный дом (арх. В. Н. Владимиров и Г. И. Луцкий) с цоколем, украшенным рельефом работы скульптора Г. И. Мотовилова. В этом доме в квартире выдающегося режиссера и одного из основателей Художественного театра — Вл. И. Немировича-Данченко открыт мемориальный музей, сюда перенесен рабочий кабинет режиссера из МХАТа. Мемориальные доски на стене дома напоминают и о других артистах, живших здесь: М. Н. Кедрове, О. Л. Книппер-Чеховой, В. П. Марецкой. И. М. Москвине, Б. А. Смирнове, А. К. Тарасовой, И. А. Туманове, кинорежиссере С. И. Юткевиче. Здесь также жили и Б. А. Добронравов, К. Н. Еланская, М. М. Тарханов, В. А. Орлов, И. М. Раевский. О. Н. Абдулов, И. Я. Судаков.

На д. 5/7 по улице Немировича-Данченко (ныне Глинищевский переулок), где в 1938—73 жила Алла Константиновна Тарасова, установлена мемориальная доска.

Много интересного из истории этого дома можно узнать:

1. из статьи "История Москвы. Дом, который построил МХАТ", а также

2. из воспоминаний племянника И. М. Москвина, депутата Мосгордумы Михаила Москвина-Тарханова "Дом на кладбище скоморохов".

****************************

Мемориал на Введенском кладбище

Алла Константиновна Тарасова похоронена на Введенском кладбище, рядом со своей матерью Леониллой Николаевной Тарасовой.

Введенское кладбище основано в 1771 году, названо по местности Введенские горы. В XVIII—XIX веках называлось также Немецким (Иноверческим; в XVIII—XIX вв. здесь хоронили иностранцев — «немцев»). Кирпичная стена сооружена в конце XIX в., решённая в формах неоготики часовня — в 1911. Изначально на Введенском кладбище хоронили главным образом лиц католического и лютеранского вероисповеданий.

6 апреля 1971 г., Москва

...Мамин день я отметила, поехав к ней на кладбище. Поставила ей чудную сиреневую гортензию, положила вербочки и лиловые гиацинты...

Из письма А.К. Тарасовой

Отец А.К. Тарасовой, Константин Прокофьевич Тарасов похоронен в Киеве.

****************************

Улица Тарасовой в Киеве

Улица Аллы Тарасовой в столице Украины городе Киеве

Киевляне с почтением относятся к памяти своей великой соотечественницы. Ее именем названа одна из улиц славного города Киева. На этой улице даже стоит красивый памятник, построенный, правда, не в честь Аллы Тарасовой.

****************************

Теплоход имени Аллы Тарасовой

Теплоход имени Аллы Тарасовой после ремонта

Теплоход имени Аллы Тарасовой

В 1974-1977 гг. флот Мурманского, Дальневосточного и Северного морских пароходств был пополнен серией из восьми грузо-пассажирских судов типа «Мария Ермолова» (каютная пассажировместимость 200-210 человек). Суда строились двумя подсериями:
— «Мария Ермолова», «Мария Савина», «Алла Тарасова», «Любовь Орлова»;
— «Ольга Андровская», «Ольга Садовская», «Клавдия Еланская», «Антонина Нежданова».

В настоящий момент в эксплуатации находятся 5 судов. Из них: 2 судна под российским флагом, 3 судна в конце 90-х были реализованы зарубежным судовладельцам. 2 судна этой серии были разрезаны на металлолом, 1 погибло во время урагана.

Теплоход «Алла Тарасова» - одно из этих судов, построенных в Югославии по заказу СССР, 1977 года постройки. Он был приписан к Мурманскому пароходству и перевозил пассажиров и грузы в Арктических водах. В 1998 году судно было куплено зарубежным судовладельцем, реконструировано за 13 млн. долларов в Швеции, превращено в современнейшие комфортабельный теплоход и теперь совершает вояжи в Европу, Канадскую Арктику, Северную и Южную Америку и Антарктиду. К сожалению, новый владелец переименовал теплоход. Теперь он называется «Отличный искатель приключений» («Clipper Adventurer»), однако во всех справочных и рекламных изданиях упоминается история его создания и прежнее наименование, обязательно говорится об актрисе, в честь которой было когда-то названо судно.

Таким же образом сложилась судьба «Марии Савиной» и «Ольги Садовской». Под российским флагом остались «Любовь Орлова» и «Клавдия Еланская».

О советском флоте

*******************************


Copyright © 2007-2012 Алла Тарасова. All rights reserved