Алла Тарасова : Неугасимая Звезда

< Дни Турбиных >

Напишите мне


Михаил Булгаков

"Дни Турбиных", по роману М.А. Булгакова "Белая гвардия"

9 ноября 1926 г. Впервые играет роль Елены Тальберг в «Днях Турбиных» М. А. Булгакова.

«Вчера чуть-чуть не слетели «Турбины». Заболела ангиной Соколова, а дублерши нет. Узнали о болезни днем, часа в два. <..> Тарасова сыграла без репетиции, едва успев хоть немного освоиться с текстом. О замене было объявлено со сцены перед спектаклем, именно о такой замене, без репетиции. Для публики, конечно, чуждость Тарасовой всему ходу пьесы не была заметна, мы же все, смотревшие ее, страдали и за нее и за партнеров, которым было ужасно тяжко. Но все-таки она справилась без заметных оплошностей, получила сегодня днем репетицию и сегодня снова играет. Вероятно, этот случайный вход в спектакль и решит все дело дублирования роли Елены, и Тарасова получит роль» (из письма О. С. Бокшанской Вл. И. Немировичу-Данченко от 10 ноября 1926 г.).

14 ноября. Репертуарно-художественная коллегия МХАТ решает, что «А. К. Тарасова должна быть дублершей, играющей в очередь с основной исполнительницей роли Елены».

Тарасова «даже очень принятая как исполнительница Елены»,— помечает В. В. Лужский в протоколе Репертуарно-художественной коллегии МХАТ 30 января 1927 г.

*************************

Наша настоящая творческая встреча как партнеров произошла совсем неожиданно. Это было 9 ноября 1926 года на спектакле «Дни Турбиных». Внезапно заболевает первая исполнительница роли Елены В. С. Соколова, а спектакль никак нельзя отменить. Обращаются к Алле Константиновне, чтобы она выручила, сыграла Елену. Правда, Алла Константиновна играла и раньше экспромтом в других спектаклях. Ее даже называли «Аллочка-выручалочка». Согласилась она и на этот раз, ответила: — Сыграю!

«Дни Турбиных» она видела, но никогда не репетировала. В три часа она пришла в репетиционное помещение. Текст не знала. Мы слегка поговорили, прошли дуэтные сцены Шервинского и Елены. Одна из них: мы сидим на диване, Шервинский объясняется Елене в любви, пока остальные вышли из комнаты, сопровождая напившегося Мышлаевского в ванную. Елена, возбужденная, чуть растерянная: «Это мученье. Честное слово! Посуда грязная. Эти пьяные. Муж куда-то уехал. Кругом свет. Я пьяна. Это ты сам меня напоил нарочно. Ты известный негодяй. Вся жизнь наша рушится. Все пропадает, валится». Состояние Елены нервное, трепетное.

Через несколько часов, вечером, идет спектакль. Алла Константиновна смогла сыграть эту роль, только благодаря одному необычному артистическому качеству. Она обладала умением создавать вокруг себя на сцене живую человеческую атосферу, взаимодействуя с партнером и всем тем, что есть на сцене. Она жила не мелким правдоподобием, а взлетом. У нее было непосредственное восприятие. В тот вечер Алла Константиновна была все же не очень тверда в тексте. Я ей шепотом подавал реплики, и она тут же повторяла их за мной, наполнив дыханием подлинной жизни. Эта наполненность компенсировала незнание текста. Тарасова была замечательна. Она видела мои глаза. Она отвечала на мои слова. Она создавала ту настоящую жизнь, которую зритель не мог не воспринимать. Умение создавать это в самых сложных условиях спектакля отличало ее. Она схватывала партнера. В этом смысле с ней было легко играть. Ты знал, что не будешь одинок, будешь возле нее живым человеком.

Из всех наших спектаклей я больше всего любил играть с Аллой Константиновной «Дни Турбиных», потому что там было то, к чему призывал Константин Сергеевич Станиславский: и тонкость общения и атмосфера. Можно было применить все законы Станиславского на практике. Это приносило большую творческую радость. В дальнейшем много играя «Дни Турбиных» мы виртуозничали: могли делать мимические паузы. «Лена, Леночка!» — мы долго смотрели друг другу в глаза, и зрительный зал замирал.

Aллa Константиновна любила эту роль за ее импровизацион­ный характер. У Аллы Константиновны на все был живой отклик, Иногда не было ничего зафиксировано. Она играла всегда свежо, многие куски — неожиданно, и потому играть с ней было приятно. Мы сохранили эту работу, даже выступали с ней в концертах. Мы играли сцены Елены и Шервинского и в годы Великой Отечественной войны перед бойцами, в землянках. Осталась фотография тех лет: Алла Константиновна в светлом платье — сияющая Елена с букетом, только что преподнесенным ей мною, Шервинским. А тесные подмостки летчики Первой Воздушной армии украсили зелеными пахучими елочками.

Тарасова играла роль Елены после блестящего исполнения ее Верой Сергеевной Соколовой. Она играла по-своему. Тарасова была оптимистичнее в этой роли, более жизнеутверждающа. В исполнении Соколовой была печать трагичности. У Аллы Константиновны — вера в то, что в итоге все будет хорошо. У Веры Сергеевны — только всплески надежды, но она все время возвращалась к трагичности, особенно трагичны были ее глаза. Елена Тарасовой тверже стояла на ногах, дом Турбиных держала в оптимизме, а Елена Соколовой была лиричнее.

И в последнем акте «Дней Турбиных» Елена — Соколова снисходила к Шервинскому, а Елена — Тарасова искреннейшим образом была счастлива. Не через горе — потерю брата и предательство мужа,— а просто счастлива. Звучало в ней: «Надо жить, надо жить!» — как говорила потом ее Маша в «Трех сестрах». Это была ее тема. Легко было играть с ней в последней сцене, так как она принимала Шервинского без скепсиса, таким, какой он есть. Если, к слову, определять, какова «сверхзадача» искусства Тарасовой, я бы сказал: это и есть «жажда жизни чрезвычайная». Ее героини летели под колеса вагонов, бросались в воду, шли на эшафот, но они никогда не были раздавлены жизнью, никогда не склоняли своей гордой головы перед фальшью жизни. Их лейтмотив – борьба, борьба за красоту жизни, за правду жизни и — жить... жить... жить...

М.И. Прудкин, актер МХАТ, народный артист СССР

*************************

И.В. Сталин

 

Из Кремлевского архива Сталина

В.И.Качалов, Н.П. Хмелев, А.К. Тарасова - А.Н. Поскребышеву

8 февраля 1940 г.

Глубокоуважаемый Александр Николаевич!

Простите, что беспокоим Вас этим письмом, но мы не можем не обратиться к Вам в данном случае, считаем это своим долгом.

Дело в том, что драматург Михаил Афанасьевич Булгаков этой осенью заболел тяжелейшей формой гипертонии и почти ослеп. Сейчас в его состоянии наступило резкое ухудшение, и врачи полагают, что дни его сочтены. Он испытывает невероятные физические страдания, страшно истощен и уже не может принимать никакой пищи. Трагической развязки можно ожидать буквально со дня на день. Медицина оказывается явно бессильной, и лечащие врачи не скрывают этого от семьи. Единственное, что, по их мнению, могло бы дать надежду на спасение Булгакова, - это сильнейшее радостное потрясение, которое дало бы ему новые силы для борьбы с болезнью, вернее - заставило бы его захотеть жить, - чтобы работать, творить, увидеть свои будущие произведения на сцене.

Булгаков часто говорил, как бесконечно он обязан Иосифу Виссарионовичу, его необычной чуткости к нему, его поддержке. Часто с сердечной благодарностью вспоминал о разговоре с ним Иосифа Виссарионовича десять лет назад, о разговоре, вдохнувшем тогда в него новые силы». Видя его умирающим, мы, друзья Булгакова, не можем не рассказать Вам, Александр Николаевич, о положении его, в надежде, что Вы найдете возможным сообщить об этом Иосифу Виссарионовичу.

С глубоким уважением НАРОДНЫЕ АРТИСТЫ СОЮЗА ССР
Василий Качалов
Н.Хмелев
Алла Тарасова

Материалы сайта, посвященного М.А. Булгакову

*************************

А воспоминание мое - детское и потому сильнейшее. Я до войны попал во МХАТ на "Дни Турбиных" - и после этого не успокоился, пока не посмотрел пьесу еще три раза! Можете себе представить? Вот кого я видел в ролях: Елену Тальберг играли Алла Тарасова, Клавдия Еланская и Ольга Андровская - я видел всех троих! Полковника Турбина играли Хмелев и Соснин - опять-таки, я видел обоих! Николая Турбина играл Кудрявцев, Мышлаевского - Добронравов и Топорков (опять - обоих видел!), Шервинского - Прудкин и Кторов, Гетмана Скоропадского - Ершов. С ума сойти, даже не верится сейчас, что такое счастье мне в жизни выпало. Да, но ведь еще Лариосик же был, Лариосик, которого играл, конечно, великий Яншин! Когда в последнем акте Лариосик объяснялся в любви Елене, стоя на стремянке и украшая елку, и при этом почти падал с лестницы, обоим актерам приходилось подолгу ничего не говорить и импровизировать мизансцену, потому что зал гремел - кто плакал, кто смеялся, кто аплодировал самозабвенно. А когда Мышлаевский лез под стол водку нюхать... А сцена с золотыи портсигаром, которую, при всей моей любви к Марку Прудкину, несравненный сатирик Анатолий Петрович Кторов играл все-таки лучше! Н-да, вот такое воспоминание, которое как будто и не о Булгакове самом - да ведь кто ж, как не он, населил сцену МХАТа этими удивительными людьми.

Из воспоминаний простого зрителя:

*************************

Лев Барский (Торонто)

Кабала диктатуры пролетариата, или Жизнь товарища Михаила Булгакова

Пьеса в двух действиях и восьми снах

Писатель в жанре Фэнтэзи представляет взаимоотношения великого писателя с великим диктатором, а заодно безгранично фантазирует по поводу личных отношений Аллы Тарасовой с Отцом всех народов.

Алла Тарасова в роли Елены Турбиной

Алла Тарасова в роли Елены Турбиной-Тальберг

Алла Тарасова в роли Елены Турбиной

Алла Тарасова в роли Елены Турбиной-Тальберг, Марк Прудкин в роли Шервинского, фронтовые гастроли весной 1944 года

Алла Тарасова

Алла Тарасова, 1930-е годы

*************************

Иногда возникает ощущение, что иностранцы любят и знают Чайковского лучше, чем россияне. Они произносят его имя с таким священным трепетом, с таким явным уважением, что кажется - он если и не самый великий композитор на свете, то уж точно один из двух-трех величайших. Наряду с Моцартом и Бетховеном его имя знают все более или менее образованные жители планеты. Это считается признаком хорошего тона, знаком приличного образования - помнить его имя и ценить его музыку.

Вальс цветов - одно из самых известных и любимых во всем мире произведений.

Вальс цветов из балета "Щелкунчик" (П.И. Чайковский),
играет Лондонский симфонический оркестр, дирижер Чарлз Герхардт

***************************


Copyright © 2007-2012 Алла Тарасова. All rights reserved